alonso_kexano: (time)
То ли про Макса Кауфмана, то ли про Кайла Риза.

Он сидит в осенней кафешке, дымит, читает газету,
у него за поясом два пистолета,
дорогой пиджак,
на висках снежок,
сразу видно - крутой мужик.
Ветер гонит листьев свалявшийся ком.
Он глотает кофе свой с коньяком,
и рука его чуть дрожит.

Как оно там было? Все куда-то не успевали,
было время на пули, а на любовь - едва ли.

Он навряд ли скучает по ощущеньям острым,
по ночным засадам, по лихим девяностым,
скука - это неконструктивно.
Лишай.
Короста.
Он старается мыслить конкретнее. Это просто.

Первый мороз. Октябрь. Сигаретный дым.
Вот теперь, наконец, он один.
Он - совсем один.

=================
И тогда к нему подходят двое, и один берет за плечо.
Говорят ему: чувак, поздравляем, чо.
Вот теперь ты сорвал джекпот,
получил свой уютный быт.

И на улице вечер морозом листья берет,
улицы серебрит.

И ему говорят: теперь тебе будет все,
и уют, и дом, и в картах всегда везет,
Если хочешь кота, то будет тебе и кот,
если хочешь детей, то лишь на женщину укажи.
Ты же выиграл этот квест, перешел все немыслимые рубежи,
ты же все сложил.

И над городом между тучами месяц плывет,
на спине лежит.

И ему говорят: забудь, наконец, свой сплин,
тебе будет и солнце, и моря аквамарин,
как ты не понимаешь - ведь это же эпик вин.

Он глядит в окно, душа непослушную сигарету,
туда, к живым.
alonso_kexano: (Default)
Вообще, с моими стихами о войне все просто. Это началось три года назад, в июне 2008 года. Тогда мы с Мамудой, отыгрывавшие партизан, шли из своей схованки в город - творить диверсию. Было четыре утра, холодно, комары кусались и солнце всходило. И роса, да. Мы шли вдоль тропинки, и я бросила окурок прямо на нее. Мамуда укоризненно забросал ее песком и сказал, что нельзя бросать сигареты - по ним могут вычислить, откуда мы шли.

С тех пор, когда я счастлива, то пишу про войну.
alonso_kexano: (меч)
Короче, Анько внезапно просматривает альбомы вконтактовские и грустит. Анько ностальгирует.
Слушайте, хочу много-много фоток с игры по Тайным Городам, которые были весной 2009 и 2008. Буду вечно признательна, если кто вышлет.

ernesto-che@narod.ru, это я, и я вам буду очень благодарна.
Пожалуйста-пожалуйста, я самый несчастный в мире Карлсон, и единственное, что может меня спасти - эти фоточки.

И вот еще, нашла тут внезапно фото с игры, изменившей мое мировоззрение.
"Вещее Зеркало", 2008. Кайл и Вирджиния.
Внезапно, да.
Хочу обратно.


В общем, я не то чтобы грущу, но я просто совсем-совсем разболелась, дичаю в одиночестве и ностальгирую, вот.
Мяу вам.
alonso_kexano: (Вирджиния)
Кинули ссылку с комментарием "Я так себе представляю твою Вирджинию".
Да, я, в общем, тоже ее себе так представляю.
сначала мать, потом отец, бросив взгляд на экран, поинтересовались: "Это ты?". Но к делу не относится
Итак, Патриция Херст.



Люблю красивые и романтичные истории, ага.
Ей было девятнадцать, когда ее похитила малоизвестная экстремистская партия с целью выкупа. Ну то есть, девочка была из семьи миллиадеров, за нее требовали нереальные деньги, семья торговалась, и тогда Патриция внезапно заявила, что в гробу она видала свою прежнюю жизнь, и что теперь она будет строить мировую революцию.
Read more... )
alonso_kexano: (Default)
...тогда мы встретимся нескоро - не уследить за сменой дней - тебя повысят до майора, а я рожу троих детей. А впрочем, хватит одного. Мы снова встретимся - и, странно: совсем случайный полустанок, совсем чужое существо. Кусочек выцветшей поры, сухие листья бересклета, я буду судорожно рыть карман на тему сигареты и вспоминать из общих тем нехитрый список подорожный. А ветер, высохший совсем, касаться будет осторожно и непокрытой головы, и тонких разлетаек дыма. Клочки свалявшейся травы. Не покидайте нелюбимых.

И будет новый, новый день, и будет пища, будет солнце. Веселый поезд вдаль несется, не оставляя, как в воде, следов. И нечего гадать. И кто же знает, что там дальше. И не о чем грустить, и даже нет ничего повспоминать. По стенам винограда плеть, и в лужах листья поугасли. И ты там будь. А будешь счастлив - уже и не о чем жалеть.
alonso_kexano: (Вирджиния)
Я не пишу полный отчет по Острову. Кому интересно - с теми можно долго поговорить с чаем и вдумчивостью.
Я скажу только одно.
Кайл, я в тебя верю. В тебя одного. И буду верить - до конца.
Все.
Это, в общем, и логика моего персонажа, и мотивация всех его действий на данной игре.

Хочется еще записать красивый кусочек, чисто для себя и не забыть.
В понедельник меня нехреновственно накрыли пожизненные проблемы родителей, в результате я выпала из игры на три часа с сердечным приступом. По приходу в мыслящее состояние начала отзваниваться, узнала, что Риз ушел в бега, а СОРК посылает команду зачищать Орден Звезды (которому почему-то не все равно).
Кайл заявляет - ты мне нужна на юге. Нивапрос. Ночью уезжаю на любом поезде из Верхнего, дальше будем как-то выбираться на условленное место (в шесть часов вечера после войны).

Сейчас - сижу в летней кафешке, курю. Смотрю на проходящих людей. Вызваниваю одного из немногих своих здешних друзей - Эрвальда Мендара.
Пока я его жду - звонит Мел. Я не знаю, под ударом он или нет. Мел говорит, что идет с южанками и еще кем-то на квартиру к матушке Даде.
- Послушай, - говорю я с нажимом. - Лучше будет, если ты пойдешь ко мне. Прямо сейчас.

Мел приходит и печально рассказывает:
- Мы разочаровались в мире. И я решил уходить в Мир Духов. Я уже был там, когда умирал. Так лучше, для нас всех.
- Отлично, моя радость, - соглашаюсь я. - Видишь, у меня на коленях пистолет лежит? Заряженный и со взведенным курком. Так вот, если ты сейчас пойдешь пафосно обрядиться и уходить, то я прострелю тебе ногу. Первую помощь оказывать умею. А потому сиди и слушай.

...
- Я не хочу, - говорю я, - чтобы близкие мне люди совершали ошибки.
- У тебя нет дорогих тебе людей, Вирджиния, - улыбается Мел. - Вчера я хотел убить тебя. Я даже приготовил для этого все необходимое. Но не смог. Жаль. Оказался слабее, чем думал.
Новость неожиданная. Но я заставляю себя о ней забыть.
- Пофиг, - говорю я. - Ты не уйдешь.

...
- Я не хочу, чтобы этот мир умирал, - объясняю я. - Он еще жив. В нем есть Кайл, есть Дэниэл - они живые люди. И мир - жив, и вы - живы, я не хочу, чтобы вы уходили из него.
- Мир мертв, Вирджи, - неожиданно говорит Эрвальд. - Здесь, в Верхнем, я видел всего две пары живых глаз - твои и Акулы, но он слишком озабочен своим равновесием. Я когда-то хотел... верил. У меня есть Фритаун, но это тоже бегство.

- Мир жив, понимаете, - отвечаю я. - Я люблю его. Я не хочу, чтобы те, кто могут его спасти, убегали и бросали его. Если я останусь одна, я и тогда его не брошу. Но сейчас-то нас много. Больше одного, по крайней мере - это уже много. Поэтому и прошу - не бросайте.
И Мел неожиданно вспоминает стихи:

Забыл тебе объяснить: Авраам тогда
Нашел десять праведных – и устоял Содом.
Так они спасли и прочие города:
Под суровым взглядом, нежданным чудом,
Большим трудом.
В назиданье им был огненный явлен столб,
Иногда они тяготились своей виной,
Но никто из них не слыхивал про потоп,
И никто не знал, чем славен трудяга Ной.
Жизнь текла как нужно: был более белым свет.
Каждый жил свой срок и бремя спокойно нес
Да, нам был оставлен только один Завет,
Но ведь не был судим и казнен на кресте Христос.
Подрастали дети, покрывались мхом валуны.
И катилось время сквозь явленный Божий Дух.
В двадцать первом у нас не боялись Третьей войны.
Потому что в двадцатом не было первых двух.

…Знаешь, полно причин сеять мрак и хаос.
Но что-то велит держать этот пыл в руках.
Я пишу тебе из отеля вблизи Дахау –
Здесь чудесные люди, здесь песни поют в домах.

…Хорошо, что это письмо ничего не весит.
Я таскаю его с собой, сквозь мороз и звезды.
«Десять, - думаю я всю ночь, - десять».
Может, еще не поздно.

http://velsa.livejournal.com/60533.html

- Видишь, - говорю я. - Ты это понимаешь. Значит, ты не уйдешь.
И откладываю пистолет.

...
Мы сидим втроем и тихонько поем мою любимую песню:

Время идет - не видать пока
Hа траверзе нашей эры
Лучше занятья для мужика,
Чем ждать и крутить верньеры.
Ведь нам без связи - ни вверх, ни вниз,
Словно воздушным змеям.
Выше нас не пускает жизнь,
А ниже - мы не умеем.


Вокруг нас идет лето. И мы находимся в нем.

Плохо, коли на связи обрыв.
Тускло на дне колодца.
Hо встать и выползти из норы -
Что еще остается?
Там, у поваленного столба,
Скорчиться неказисто.
И если медь запоет в зубах -
То значит небо зовет связиста.


Мел прикидывает:
- Нет, на юг я, наверное, не пойду... Может быть, податься на восток... Черт, теперь ведь надо думать, что делать.
Я улыбаюсь. Теперь будет сложно. Я не Орден Звезды, я не знаю правильных путей. У меня - свой. А вам, ребята, каждому искать правильный путь для себя.

Может, и не найдете. Может, выпадет спиться и разочароваться в жизни. Но шанс найти остается всегда.
Словно подслушав мои мысли, Мел говорит:
- Вирджиния, я вас ненавижу!
- Это нормально, - киваю я.
- Дайте я вас обниму!
alonso_kexano: (Летучий Голландец)
Это так, по дороге выплескивается.


…И такое оно прекрасное, наше лето –
Мы, когда умрем, поселимся в нем, пожалуй.
Вера Полозкова.


Ну вот так и заканчиваются стрельба, беготня и спешка,
и река оседает камнями на берегах.
Стряхиваешь пепел. В балконную дверь кафешки
входит июнь на тонких дрожащих ногах,
одуванчиковых ногах.

Проходит легкий сквозняк. Сидишь, перелистывая
какую-то газету. Докуриваешь. Тишина.
Остается дождаться поезда. Остается выстоять.
У тебя в запасе остается несколько выстрелов
и вот это вот в телефоне «ты мне нужна».

У тебя остаются в заплечной сумке билеты.
Возвращаться не придется – в мире достаточно света.
А по земле, обратите внимание, проходит лето,
проносит мороженое на палочке.

И ты идешь на вокзал, хватая губами ветер,
чтобы сойти на неведомом полустаночке.
09.06.09
alonso_kexano: (Вирджиния)
Вот идет Артемка, простите, Алекс, весь бесконечно прекрасный.



У меня одной ощущение, что Акула за ним кагбэ следит?

Господин Алекс, я вас очень люблю, честно. Вот только зря вы меня судьбой Кайла запугивали, это же очень легко было проверить. А я выводы сделала...

Если вкратце, то информация от меня шла по следующим потокам:

1. Алекс, собственно, причем правды там было процентов 90.
2. Орден Звезды (Эрвальд в СОРКе рассказывает, что принц решил официяльно зарегистрировать Орден Звезды. Кайл смеется, я комментирую: "Ну, решил узаконить отношения со своим гаремом"). Шла чистая правда, процентов 20 от того, что я знала.
3. Собственно, Кайл Риз. Туда шел сто один процент чистой правды, плюс версии. Через Кайла большинство информации и до СОРКа доходило, тут да. Ну, до Акулиного четвертого отдела, я имею в виду.
А что, между прочим, очень хороший СОРК. Они моего любимого шефа даже спасли от пятого отдела. Так что нефиг.

Да, кстати, Кайл подал рекомендацию о моем вступлении в дружные ряды СОРКа только вечером в воскресенье. И после этого я стала ходить с корочками стажера. А до этого зря меня все так подозревали.

То есть, для меня было все ясно и четко, есть Кайл, и есть все остальное - неведомая хуйня.

Я потом отдельные яркие моменты перескажу, хорошо? А то стажер в СОРКе, это хорошо, но диплома не отменяет.
alonso_kexano: (Летучий Голландец)
У меня всепоглощающая любовь, поэтому стихи ни фига не пишутся.
Сессия, впрочем, этой любовью тоже, кажется, зохавана.
Это все очень плохо?

****
На самом деле, из последних постов могло показаться, что я неэпически стрОдаю, но ни хрена. Я счастливый человек, очень. Более, чем когда-либо была в этой жизни.

****
Я, кажется, единственный человек в мире, которого изнасиловала кошка.
Я полночи уговаривала ее остаться в рамках дружеских отношений, но она не захотела.
Она засосала мне все открытые места.
Привет, меня зовут Лемерт, и я сумасшедшая.

****
Львов прекрасен, мне продемонстрировали гиляку, но не повесили - воистину, гостеприимство выше любой похвалы.

****
Обратно еду с Меллосом. Мы в одном вагоне и даже рядом. Львов меня полюбил, я чувствую.
Я сбежала от харьковских проблем и чувствую себя ничотак.
Я не просто эскапист, я прикончил конвоира (с).
Конвоир ждет меня в Харькове, но я не сдаюсь.
Привет.
alonso_kexano: (Вирджиния)
В один из этих домов, известный под названием "Белая вилла", и вернулась в начале весны 1946 года Лин Марчмонт, демобилизовавшаяся из Женского вспомогательного корпуса содействия флоту.
Агата Кристи.

1. Героиня.
На ладонях остались следы от пальцев -
ногти срезаны слишком коротко, боже ты мой.
С добрым утром, дорогая Лин, просыпайся,
ты вернулась домой.

Это ж надо - целую ночь спокойно,
от подушки не отрывая чумной головы.
Дорогая Лин, расслабляйся. Вольно.
Ты вернулась к живым.

За окном туман - видишь, утро раскурит трубку,
прежде чем подойти. Через пять минут
ты натянешь джемпер и любимую старую юбку
и сбежишь по лестнице вниз.
И тебя там ждут.

Через пять минут ты будешь искать в газете
объявления о работе. Ведь надо жить.
Начинать с нуля. Лин, на каком ты свете?
Что ты умеешь, Лин, окромя служить?

Надо вникать в реалии, разбираться,
звонить, рассылать там письма, ответа ждать.
Ну а то, что и хотелось бы - да не сломаться,
не уйти на дно, в хохотки да пьянство -
это все твое чертово викторианство,
сиречь, неумение не побеждать.

Ты вернулась, Лин. Ты поверь, что теперь спокойней.
Пять минут еще до кофе, приветствий, газет.
Пять минут еще можно полежать, расслабив ладони,
сквозь закрытые веки ловя этот бьющий свет.


2. Автор.
У Агаты есть письменный стол и большая стена.
Агата немного боится ее белизны.
Агата ходила замуж; разведена.
Не прижилась на роли жены.

Агата - бывшая медсестра и почти боец.
"Бывшая" - можно говорить бесчисленно раз.
Не научилась быть разбивательницей сердец.
Не научилась экономить воду и газ.

Пучок волос на затылке, большие глаза.
Агата любит котов и чужих детей.
Агата не оборачивается назад,
пристукнет прошлое - не соберешь костей.

Сзади - две мировые, стихи, пути
и бывший муж - ну как он теперь один?
А прошлого - хоть лопатой теперь грести,
но прошлое - совсем не Агатин стиль.
Агата сидит за столом.
Сочиняет Лин.

3. Героиня.
Вот тебе, Марчмонт, твоя чертова определенность,
вот тебе путь-дороженька в тишину.
У Лин глаза отливают слегка зеленым,
она допивает свою войну.
Вы уверены, что хотите читать дальше? )
alonso_kexano: (Вирджиния)
На самом деле, с большой долей вероятности я буду переделывать этот текст и переписывать рифмованно, ибо верлибр есть не мое от слова совсем. Ну, читать-то с радостью, а вот писать так и не научилась.
Так что наверно таки да, хотя оценить этот текст мне очень сложно, приходится просить дорогих читателей.

Оно было набросано вчера в окошечке ЖЖ за десять минут, это все очень просто - после меня в очереди в сигаретном киоске девушка попросила "Вирджиния Слимз", а я еще долго шла и пыталась вычленить, что не так в этой фразе.
А мы с шефом когда-то смеялись про эти сигаретки, и я говорила - что курила бы, только дорогие, заразы.
Смешно, былое, ага.


И вот ты будешь идти по дороге
да слышишь ты - по дороге
где цветут абрикосы, и вишни, и взлетают лепестки
от ветра
и тогда тебя окликнут по имени
по твоему настоящему имени
и ты не будешь знать
что это позвали тебя

а вот еще ты будешь сидеть в подвале
подтянув к подбородку ноги
слизывая капельки со стены
перетягивая потуже жгут
чуточку выше локтя
и тогда тебя позовут по имени
по твоему настоящему имени
и ты не захочешь знать
что это позвали тебя

и будет тебе за это дорога
где не продохнуть от пыли и ветра
ты прикрываешь глаза от песка
ладонью вперед
ничего у тебя в ладони
разве что степное небо
и никто не позовет тебя по имени
вот только ты его вспомнишь
однажды
и осознание реальности мира
глухо ухнет в твоих висках
alonso_kexano: (Вирджиния)
Фрида, ты помнишь, как я тогда приехала, солнце змеилось, отталкиваясь от стен, жизнь отмечала дорожку нехилыми вехами, скручивала остатки стройных систем. Помнишь ли, Доннина кухня без табуреток, я на полу сижу у стены, молчу, ты говоришь - все сложится, только в это верится слабо - но все-таки есть чуть-чуть.
Фрида, потом был поезд и перегоны, долгие мили, длинные города, гребаная свобода - до глаз зеленых, красных полукружий ногтей в ладонях, гребаная свобода, и навсегда. Мне и без разницы, ехать в какую сторону, с кем оставаться, где ночевать, с кем пить. Мне говорят - зверек, ты загнешься скоро, но я рассчитала, сколько мне лет прожить. Рифмы глагольные, ночеры алкогольные, юго-западные плацкартные поезда - вот я иду по проспекту, как будто голая, и одиночество дрожью живет в костях.
Воется, Фрида, нет у моей тоски лица, нет поездов на дорогах коротких моих. Просто - наговориться, наплакаться, вылиться, вяжется в шарфик мой тоненький рваный стих.

Фрида, сейчас я не знаю, куда идти мне - видишь, какая весна касается плеч, кажется, что вот сейчас она вылепит, вымнет, вынет меня из глины и сунет в печь. Затвердевать, обжигаться, а то никак. Сквозь зубы мотивчик высвистываю простенький. Я - большой ходячий вопросительный знак, которого кусают маленькие вопросики.
Компьютерная мышка дерется током.
Жили, прожили, пережили.
Дай бог любимым нашим утешения столько,
сколько мы с тобой заслужили.
alonso_kexano: (Вирджиния)
Однажды небо становится темнее и шире, а под тобой качается мокрый асфальт. Ты щуришься, глядя на проезжающие машины, а они расплываются и убегают вдаль. А небо над тобой спустилось, прилипло к голым, в цыпках и коже гусиной, локтям, и город вокруг отдышаться пытается хрипло, а ты цепляешься за дерево, как-то не здесь и не там. Обычно ты к утру как раз успеваешь набраться, а тут вот гляди, прихватило и подвело.
Ты стоишь один, а вокруг тебя государство,
рассыпано, словно выбитое стекло.

А вокруг тебя толпятся миражные рожи, и гудит башка, как рассерженная толпа. Слушайте, ну как же я так, без оружия, выдавали ведь,

а вокруг тебя ночь слепа,
а вокруг тебя ничего, только время - ветром
проносится, обдавая пылью из-под копыт,
и твой бывший товарищ живет за пятьсот километров,
и ход в его жизнь, по сути, тебе закрыт,

и если раньше понятно в кого стреляли,
то здесь только ветер и шум в твоей голове,
ночная дорога, огни и дурное ралли
ночных маршруток, и стекла блестят на траве.

И это не синдром Афгана или Вьетнама, то есть, он, конечно, тоже, но дело не в нем. Господи, да как хочется прошептать, мол, мама, да гори оно все огном, да гори огнем. Гори горем ясным, горным высоковетром и прогорклым дымом теплоцентральных труб. Гори-гори синим пламенем, синим цветом, цветиком-семицветиком, пусть я туп, пусть сижу тут под щитом с рекламой, спина промокла, я мотаю головой, допиваю плохой портвейн,

но блестит и отражается на битых стеклах,
и выкатывается солнце,
большое солнце
оранжевое солнце выкатывается из-за ветвей.
alonso_kexano: (женщина)
Пережидать – привычно. Неделю которую.
Здесь ничего, тепло и сухо. Как в крематории.
Конечно, они доживут до конца истории,
Но дальше определенно заказан путь.
Когда легенда не держит, то небо ближе.
Не выйдешь на пенсию, а уберут свои же,
Да, до конца романа им надо выжить,
иначе господа читатели не поймут.

Итак, до конца романа они смеются,
спасают планеты и разбивают блюдца,
ссорятся из-за давно скончавшихся революций,
идут под дождем, от неба не пряча лица.
- Послушай, а нам далеко? – Да еще немного.
Судьба рассчитана точно, до взгляда, до вдоха.
Медленно мелют мельницы Господа Бога,
перемалывая,
перемалывая все до конца.

Забывают друг друга; живут; не следуют моде,
ты впряжен в строку, подписался и несвободен.
А потом судьба приходит к ним и уводит.
Далеко-далеко.
А иначе нельзя.
Нельзя.
Неизвестно куда – в ад ли, в небо или в вериги,
но, конечно, надейся, что просто в другие книги.
Посмотри: уходят, в темноту, в далекие блики,
и по голому льду, как будто летя, скользят.
alonso_kexano: (чтобы начался ветер)
Истина будит тебя среди ночи,
поднимает гудком паровозным.
Смотришь в окно, комкая штору в горсти.
Истина оказывается в том, что еще не поздно,
ни черта еще не поздно уйти.

Все это лишнее - до бесконечности писать и зачеркивать,
время останавливает, швыряя мордою в грязь.
Послушай, ну где ты потерялся в этом городе чертовом? -
выходил бы на связь.

Истина в том, что надо уходить - болотами, кушерями,
запутывая следы, по траве, по лунному глянцу.
А если увяжутся - не страшно, удача обычно с нами,
отстреляемся.

Выходи на связь. Истина в том, что здесь
смертельно молчаливо и ветер не меняется, странно,
неизменно юго-западный, чуть шевелящий мутную взвесь
заводского дыма и утреннего тумана.

А время держит. Время похмельем голову пилит,
обступает - мебелью, тряпками, вялой зеленью.
Но - уходить не поздно. Мы пройдем этот мир навылет.
Мы увидим,
обязательно увидим другую землю.

--
Дэниэл, вообще-то, это к тебе было )
alonso_kexano: (Вирджиния)
Не стихи. Заклинание.
Можно считать ответом на.

Все, я ушла: хожу от окна до окна,
белой поземкой вечность занесена.
Я существую в совсем других временах,
да и вообще вопрос - существую ли.
Мне безразлично, в чьем времени ты живешь,
кто тебе солнце, и кто тебе летний дождь,
но я говорю, что ты никогда не умрешь,
и ты не умрешь до конца Земли.

Ты мне чужой и странный, нигде, никто,
это как ветер летит по трассе пустой,
это как будто идти чужой темнотой,
только куда-то руку слепую тянуть.
Но все равно - говорю, ты дойдешь, дойди
там ведь горит, звенит, дрожит впереди,
просто не встанут звезды, чтоб сбить с пути,
просто не сможет - до - оборваться путь.

Время темно, как небо в сухом декабре.
Кровью исходят даты в календаре.
Но все равно: подниматься пора на заре
и отправляться на ежедневный бой.
И - через площадь - выходишь в рассвет любой,
там, где бездонна пропасть над головой.
И говорю: твой мир навсегда с тобой,
и он навсегда с тобой.

АП: А если последние четыре строчки так?
alonso_kexano: (стрелять в людей)
Ну, превед, зима, вообще-то, она имеет вид сугубо календарный, и пейзажи вкупе с температурой воздуха ничем не выдают наступившего декабря. Декабрь пока партизанит. Но ничего, обещали морозы, я думаю, у него еще найдется для нас своя пенопластовая бомба.
Не люблю зиму и лето: они полярны. Но вот забавно - зимы у меня в последнее время счастливые. Вдруг?

Ваша покорная слуга нагло косит пары, воспользовавшись походом к врачу и выписанной справкой о том, что у нее все не слава богу. Кто бы сомневался. Как может быть все хорошо у человека, у которого в плейлисте играет Элхэ Ниэннах?
Впрочем, с песней "Девять" у меня все равно не те воспоминания. Тест "Какой ты ролевик?" должен состоять из вопроса "что у вас ассоциируется с понятием "девять"?".

Я не создана для счастья и любви, я знаю. Красивым девочкам присылают открытки с цветочками. Умным девочкам присылают высокодуховную красоту нового искусства. Вирджинии присылают картинко.
Пояснение к картинко гласит: "Это запуск твердотопливного двигателя ракеты Р-60". Вирджинии предлагается восхищаться.
Вирджиния восхищается.

Мне приснилось, что я ушла в Корпорацию. Во сне была Габриэль, она очень возмущалась и даже предпринимала попытки убиения меня. Это все плейлист и девять крылатых теней над спящей землей, я знаю. Проснулась заинтригованная: Кайла во сне не было. Как он отреагировал, я не имею понятия.
А вообще, если честно... завидую я корпорантам белой завистью:)
alonso_kexano: (Вирджиния)
Прекрасная и мудрая Фокси толкнула меня на путь размышлений о.
Каждый наш шаг меняет мир. Да, это все то прекрасное и светлое, что я вынесла с ролевой игры "Вещее Зеркало", спасибо - увы, не приехавшему - Лиссу /на всяк случай - я говорю совершенно без иронии/. Итак, мы шагаем и меняем, но меняем зачастую не вполне осознанно. Нельзя же, в самом деле, думать: вот, я покушал суп. Наверно, мир изменится.
Да и не до того нам, в самом деле: мы ведь и вправду в основном - кушаем суп, влюбляемся, ходим на работу и ходим по трассе. Мы живем, а не меняем мир, и это чертовски правильно. Потому что если бы было наоборот - можно было бы свалиться в смешной и неоправданный пафос.
Но иногда нужно повлиять. И на мир, и на свою жизнь. Настоящую. Не напрямую, а в нематериальном значении.
И тогда можно сыграть это.
Сыграть - проще. Оно потом отразится на реальности, правда. Я знаю, я проверяла: отразится, нужно просто правильно сыграть. Игра - инструмент.
Но нельзя, нельзя, нельзя думать об этом, играя: нужно забыть.
Забыть и жить.
alonso_kexano: (Default)
Мне сложно сказать про [info]Мамуду что-нибудь хорошее, потому что я не знаю, что выбрать =)
Он весь хороший.
С днем рожденья, насяльника, пусть тебе будет много щястья, большой-большой Лексус, и ветер в ухи не дует, и голуби сверху не капают. Вообще, удивительно, что такие люди на нашем покрученном земном шаре все еще не закончились, так что не заканчивайся, Андрюша, еще долго-долго. Все у тебя будет хорошо, фирма гарантировала, а кто не согласен, того с двенадцатого этажа.
Поздравляю =)
alonso_kexano: (Вирджиния)
В этом городе рано улицы засыпают и становятся тихими, безлюдными и пустыми, лишь машина изредка проедет слепая, кашляя натужно, словно она простыла. В этом городе на ратуше часы отбивают полдень, и аллеи фонарями светят, когда темно.
В этом городе, мягкого света полном,
поезда на фронт отправляются в ночь.

Жизнь отстукивается на печатной машинке главами из какого-нибудь Ремарка; подходят сроки.
- Скажи мне что-нибудь. Самое главное.
- Не простудись в дороге.
Тучи липнут к шее мокрыми волосами, взгляд из-под ресниц неочерченно-сыр. Вот тогда и понимаешь, кто в жизни кого - касанием, а кто - громадою, заполонившей мир. А на куполах церквей развеваются сумерки, прикрывая город, словно небесный щит, а печатная машинка стучит без умолку, как колесами поезд, стучит, стучит...

А на линии фронта такая осень, пахнут клены влагой, слежавшимся мхом, скачут белки под куполами сосен, небо сглатывает солнечный ком. И трава с утра от инея голубая, и большие шишки лежат на ней. Аффтар жжот, поднимаешь голову, улыбаясь, кто же он - Ремарк или все же Хэмингуэй?
А на линии фронта жизнь бьет под дых настоящестью своего присутствия рядом.
Удивишься: как же не замечалось-то?
Выпьешь воды.
И проверишь оружие на поясе и снаряды.

Предрешенность, спокойствие, и никуда не деться - должен кто-то делать, кто же, если не мы? А печатная машинка стучит, как сердце, как по крышам дождь до наступленья зимы. Потому что ведь есть этот мягкий свет, и камни старой мостовой, и высокие купола...
Бородатый мужчина за облаками
стряхивает пепел мимо стола.

Profile

alonso_kexano: (Default)
alonso_kexano

December 2011

S M T W T F S
     1 23
456 78910
1112 1314 151617
18 1920 2122 2324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 10:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios